Добавить в избранное
Брайан Де Пальма

Брайан Де Пальма. Куда катится Голливуд?

Брайан Де Пальма — одно из самых культовых имён среди современных режиссёров. В его случае даже объяснять ничего не надо — достаточно назвать лишь снятые им фильмы: «Миссия невыполнима», «Путь Карлито», «Лицо со шрамом», «Роковая женщина».

ОН — МАСТЕР снимать старые картины на новый лад, воскрешая «золотой век» американского кино. Вот и новый фильм «Чёрная Орхидея» отправляет нас в 40-е годы, когда в Голливуде расцвёл жанр «нуар» («чёрный фильм»), показавший послевоенную Америку как страну-победительницу, тут же попавшую под власть криминалитета. «Чёрная Орхидея», совсем недавно открывавшая Венецианский фестиваль, уже выходит в российский прокат.

В ОСНОВУ картины легла реальная история — убийство молоденькой голливудской красотки Бетти Энн Шорт, которое в конце 40-х годов потрясло Америку. Чего там только не смешалось: и подпольная порноиндустрия, и педофилия, и полицейская коррупция… Брайан Де Пальма сделал всё, чтобы увлечь зрителей, использовав для приманки самых модных голливудских артистов во главе с Джошем Хартнеттом, Скарлетт Йоханссон и Хилари Суонк. Несчастную Бетти, ставшую жертвой своего невинно-порочного имиджа, играет Миа Киршнер.

И сам Брайан Де Пальма в жизни похож на человека, давно расставшегося со всеми иллюзиями (если они у него вообще когда-то были). Он резок, ироничен, если не сказать — желчен. Но — по делу.

«Все мои герои попадут в ад»

— ПОЧЕМУ вы взялись за этот сюжет, один из самых избитых в голливудской «мифологии»?

— В своё время меня занимала история Бетти Шорт, но тогда никто не хотел её финансировать. Потом ситуация изменилась — идея мне почти осточертела, зато нашлись деньги. Вот тут и настало самое время снимать кино.

— Как же вам удалось сохранить своё вдохновение?

— В конце концов, не так важно, какой сюжет ты снимаешь, если уметь создать на экране свой собственный мир. Это гораздо проще, когда ты работаешь в Европе, например во Франции, или с независимыми продюсерами. На больших голливудских студиях куда сложнее. Однако я всегда подкупал продюсеров тем, что мои фильмы — стильные, но дешёвые, даже с учётом гонораров для звёзд. «Чёрная Орхидея» снималась в Болгарии, это тоже сэкономило бюджет. Я всегда выхожу не за счёт дорогих декораций и спецэффектов, а за счёт гротескных, сумасшедших характеров, которые привлекают публику.

— А говорят, публика любит положительных героев, которым можно подражать.

— Не повторяйте глупости, которые распространяют мастера рекламы. Посмотрите на моих персонажей, разве они похожи на обычных голливудских героев? Зло у меня выглядывает буквально из каждого угла. В «Чёрной Орхидее» все поголовно, даже положительные герои и героини, лгут, изворачиваются, в них ощущается коварнейшее двойное дно. А семья главных злодеев — она ведь настолько же безумна и смешна, как знаменитая семейка Аддамс. Всё, как в жизни: добро негероично, а зло вовсе не зловеще, очень часто даже комично. Все мои герои — и плохие, и хорошие — кончат в аду.

«Курение стало хуже порнографии»

— ВЫ РУГАЕТЕ Голливуд и вместе с тем опираетесь на его классическое наследие…

— После войны Голливуд пережил краткий период расцвета. Туда приехали эмигранты из Европы, сами американцы чувствовали подъём духа, обострение чувств. Возникло великое кино, но оно просуществовало недолго. Как недолгой была и эйфория в обществе после победы над фашизмом. Началась «охота на ведьм», крупные личности были выкинуты из Голливуда. Даже великий Стэнли Кубрик не мог работать в полную силу. Сегодня дело обстоит ещё хуже.

— Как же вы делаете кино в отсутствие единомышленников?

— Я не сказал, что их нет. «Чёрная Орхидея» снята по роману Джеймса Эллроя, уникального человека и писателя. Музыку для моих фильмов писали Нино Рота и Ричи Сакамото, на последней картине для меня работал оскароносец, выдающийся дизайнер Данте Ферретти.

— Вы не назвали актёров…

— В «Чёрной Орхидее» снимались главным образом молодые, но уже очень знаменитые. И заслуженно. Скарлетт Йоханссон — самая сексуальная женщина в сегодняшнем Голливуде, к тому же обладающая стильной ретровнешностью. Хилари Суонк — смелая и острая актриса, которая не боится играть самые провокативные роли. Джош Хартнетт — отличный парень, талантливый артист и знаток старого кино, что редкость среди молодёжи.

— В вашем фильме герои без конца курят. Это вызов некурящей Америке?

— Да, студии это не жалуют, курение стало хуже порнографии. Вот наконец нашли источник зла — не то что, например, дьявол или плохая администрация…



Источник: www.aif.ru
   
© 2007